Футер:

     из кеша

Конфиг из базы:

     из кеша

Данные для виджетов:

  Виджет постеров и кадров:

     из кеша

Главное меню:

     из кеша

Данные о стране и городе (если пусто, то все из сохраненных данных):

     все из ГеоIP

     из базы код страны

     из базы код города

Фильмы и кинотеатры для города(кешируются на текущий день):

     из кеша



Война / Man Down

15 марта 2017 г. 13:46
Нравится рецензия?  
0/0
распечатать комментировать
«Каждому пятому ветерану Афганистана и Ирака был поставлен диагноз ПТСР (Посттравматическое стрессовое расстройство). 200 000 ветеранов остались без крова. 20 ветеранов каждый день совершают самоубийство». За 28 дней Дито Монтиель («Как узнать своих святых»), сумел создать довольно красноречивую иллюстрацию данному факту в своем фильме «Война». Пост-апокалиптический сюжет построен в лучших традициях французской литературы, где история человека оказывается привязана и тесно переплетена с историческими событиями. Монтиель не мудрствовал лукаво, выбрав одну из самых неоднозначных вех современного мира – войны в Афганистана и Ираке. Ни для кого не секрет, что солдат, побывавший на войне, уже не вернется назад прежним. В его сознании происходит кардинальная смена системы ценностей, где черное легко становится белым, а жизнь человека ценится на вес пули. Это уже было в «Апокалипсис сегодня» Копполы, что-то похожее – в «Спасти рядового Райана» Стивена Спилберга, «9 роте» Бондарчука. Однако, Монтиель замахнулся не просто на военную тематику. «Война» по своей запутанности и эмоциональности не уступает «Острову проклятых» Скорсезе.  То же подкладывание субъективных реальностей друг на друга, временных отрезков и внутреннего видения. У главного героя – психологический надлом, в котором он распутывает клубок, чтобы наконец-то выйти на поверхность из себя, увидеть окружающих людей. Шайа ЛаБафу, исполняющего роль Гэбриэла Драммера, пришлось едва ли не так же трудно, как и МакЭвою в «Сплите» с его феноменом множественной личности. Даже учитывая магию монтажа, от актера требовалось осмыслить достаточно тяжелые темы: радости отцовства и счастливого брака, тяготы войны, напряжение военной подготовки, мучительные сомнения, давление веры, груз ошибок и залитые кровью руки. И все это фильм вычленяет эпизодично, в самом остром проявлении: во времени счастья и восторженности, во времени новобранца корпуса морской пехоты, во времени военных действий, во времени сломленности и желании вернуться домой, в безопасность. И во времени, когда все произошедшее неизменно возвращается бумерангом, погребает под собой. Солдат смотрит на мир, но не видит его, потому что изменился куда сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Как раньше уже не будет, и здесь никто ничем не может помочь.  За месяц ЛаБаф сумел отыграть достаточно сильный образ; как признался актер позднее, его даже после окончания съемочного процесса не отпустило до конца пред-суицидальное настроение в лучших традициях Дюргхейма. По сути, Монтиель поднимает несколько довольно глубоких и неоднозначных проблем, но не называет их явно. Только две, обобщающие весь спектр рассмотренных вопросов, он оставляет в надписях: в словах «America we have a problem» (Америка, у нас проблема) и «Keep the faith» (сохрани веру). Последнюю режиссер повторяет даже дважды – на письме и в татуированном послании на груди Кейт Мара («Карточный домик»), исполняющей роль Натали Драммер. К слову, ее игра – самое слабое место по сравнению с остальным актерским составом. Химии между ней и мужем в фильме, Гэбриэлом, куда меньше, чем между ним и Дэвином (Джай Кортни). Персонажу Натали нельзя отказать в эмоциональности и глубине. Но, при сравнении с тем же ЛаБафом, Кейт Мара заметно уступает. Впрочем, ей удалось добиться того, чего хотел от нее Монтиель: протянуть сюжетные ниточки в воображении зрителя, часть из которых сплетается после к концу фильма. Сержант Миллер в исполнении Тори Киттлза – афроамериканский прапорщик-Нагиев из «Самого лучшего фильма»: яркий, немного забавный, сильно утрированный. Роль Киттлза, начавшаяся больше как карикатурная и юмористическая, неожиданно раскрывается сильнее, когда над всеми нависает война в качестве дамоклова меча. Даже не взаимодействуя особо тесно с остальными по сюжету, он сам по себе смог создать яркий, запоминающийся образ. «С приездом в мир боли, клоуны!» - оповещает сержант Миллер новобранцев корпуса морской пехоты, заключая в шутливо обрисованную фразу один из самых мощных посылов в фильме. В этом мире боли планете пришел конец, потери несправедливо останутся словами в метрике и глубокими ранами в сердце, а от испытанного домой вернется совершенно другой человек, мертвец, который будет смотреть – но не будет видеть. «Мы несем потери» - говорит Гэбриэл своему сыну, донося сквозь экран куда больше, чем может показаться на первый взгляд. Подробнее на
Нравится рецензия?  
0/0
распечатать комментировать

Другие рецензии к этому фильму

Комментарии (0)

Добавить свой комментарий

Комментировать статью могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Ознакомьтесь с правилами комментирования.